?

Log in

No account? Create an account
(no subject)
animal spirits
mef_ibn_stofel
Litauisch English (Google Translate)
Lyg mirties valanda mūsų laukia grįžimas namo,
Baltos pokario dulkės, apvytusio medžio liemuo,
Ištuštėję tvirtovių grioviai, sugriauti švyturiai,
Už įskilusių sienų visiems atviri kambariai.
Vėjas neša lapus, į pakrantę srovena vėsa,
Virš akmens ir kapų sutvirtėja rugsėjo šviesa,
Ir ties jūros riba, praeities ir erdvės kupini,
Pajuodavę laivai mirguliuoja sekliam vandeny.

Tai tik metų eilė, svetimųjų senatvių eilė.
Taip anapus kalvų susijungia lietus ir žolė,
Taip žodyno tankmė suaugina daiktų likimus
Ir paklydę balsai iš pasaulio pareina į mus.
Nebijok atsigręžti atgal: aš juk irgi jaučiu,
Kaip didžiulis alsavimas gula ant mūsų pečių —
Tai tik juodžemis, molis, drėgmė, šulinys, užmarštis,
Svetimų valandų, svetimos nebūties pakraštys.

Tu sustoji tarp raidžių, stiklų, išskalautų lentų,
Negyvoj ir turtingoj atoslūgio juostoj, kartu
Su keliais palydovais, kurių jau seniai nebėra,
Ir tave lyg šešėlį apgaubia ir slepia kaitra.
Ir, išnykęs laike, nejunti, kaip artėja ruduo,
Kaip aplinkui tave pakitėja dangus ir vanduo,
O tuščia ir didesnė už savo gyvybę dvasia,
Tarsi vaizdas tinklainėje, sklaidos giliai daiktuose.
Like the death of an hour waiting for our return home,
White postwar dust apvytusio [twine, bandage, swathe] tree trunk,
Deserted fortresses, ditches, destroy the beacons,
For cracked walls open to all rooms.
The wind carries leaves the coast fluidity coolness,
Above the rock tombs and harden September light,
And at sea boundary, past and full of space,
Shimmering black with boats in shallow waters.

It's only a number of years, a number of old-age strangers.
It is the other side of the hills connects the rain and the grass,
Yes dictionary swath of regrowing items destinies
And gone astray voices of the world going into us.
Do not be afraid to look back, I feel, after all,
As a huge breath falls on our shoulders -
This is the only compost, clay, moisture, well, forget,
Alien hours alien edge of nothingness.

You are stops between the letters, glass, rinsed boards
Dead and Rich tide juostoj [archit. cordon] together
With multiple satellites, which have long gone,
And you like a shadow envelops and conceals heat.
And, loss of time, nejunti [imperceptible, impalpable, intangible] as autumn approaches,
As you round pakitėja [change, alteration] sky and water,
And empty and more for your life spirit,
As if the image on the retina, dissemination deep stuff.

Тело назвали полем.
animal spirits
mef_ibn_stofel
Тело назвали полем.
И понеслось...
Хуже смены обоев
Незваный гость.

Волки в ночи завыли.
Лисицы им
Вторят. Они забылись.
Напились в дым.

В этом мире животных
Ты - "сам дурак".
Хлопни стаканчик водки.
Нырни во мрак.

Будь на чеку, на стрёме,
И чёткость бди.
Что хорошо Ерёме,
Тебе - кирдык...

http://ellustrator.livejournal.com меня забанил.
animal spirits
mef_ibn_stofel
subj

Абсолютная и глобальная граница доходности в капитализме.
animal spirits
mef_ibn_stofel

Текст написал немецкий журналист и макроэкономист André Kühnlenz
При переводе я постарался сохранить форматирование оригинала.


Есть широко распространённый и излюбленный упрёк в отношении политиков и экономистов: неолибиральный zeitgeist,
который распространился в начале семидесятых годов в западном мире, в ответе за то, что богатые становятся ещё богаче,
а доход работающих по найму  едва растёт или падает. Дерегуляция, приватизация, а также либерализация и глобализация
в финансовой отрасли, сильная фокусировка на конкурентоспособности стоимости труда – всё это якобы только усиливает
этот тренд.

В особенности левые ( или кейнсианские) экономисты – а с недавних пор и Центральный Банк Германии – верят в то, что
многие проблемы в рыночной экономике могут быть решены путём перераспределением доходов. Якобы нужно вернуться
к доброму старому "классовому" компромиссу, который означал, что доходы работающих по найму и доходы владельцев
капитала растут одинаково быстро. Есть для этого простая формула: зарплаты должны в тенденции увеличиваться как сумма
инфляции и роста производительности. Тогда всем будет хорошо, если производительность экономики растёт. Однако
это уже давно не так.

Read more...Collapse )

нигде
animal spirits
mef_ibn_stofel
ты сделан из китая
а я из хрусталя
о ёмкостях мечтая
течёт река моя


в вприсядку-раскорячку
за снегом мы пойдём
и отойдя от спячки
медведь нас пустит в дом

пришли по душу вашу
ему мы говорим
давай заварим кашу
и с ней тебя съедим

какие наши годы
медведь нам говорит
от бед и непогоды
медвежий жир целит

сказал и не раздевшись
сам прыгнул в котелок
от пряностей и специй
шёл пар на потолок

спасибо тебе миша
за кашу до и от
шептали едва слыша
души его отход


развяжешь узелочки
на голубом платке
и увязая в точке
окажешься нигде

(no subject)
animal spirits
mef_ibn_stofel
Das hier: http://www.stihi-rus.ru/1/br/33.htm .

Ich sagte immer, das Leben ist Lila und Maya.
Wozu der Fisch? Hat man doch seine Eier.
Nichts und niemals besiegt die gotische Spitze,
Denn sie möchte high sein, aber ohne Spritze.
Ich sitze am Fenster, und davor – ein Park.
Ich liebte nicht viele, dafür aber stark.

Ich dachte, der Wald ist des Scheites Teil.
Ich dachte, das Knie bietet die Frau feil.
Grau und ermattet durch Staub und Frevel
Hängt das Russenaug' am Helm von Reval.
Ich sitze am Fenster, ich zähle bis drei.
Ich war glücklich hier, nun ist es vorbei.

Ich schrieb, die Birne ist vom Boden erschrocken.
Dem Liebesakt kann man kein Verb entlocken.
Euklids ungeachtet verleiht der verjüngte Konus
Dem Sein kein Nichts, sondern den Chronos.
Ich sitze am Fenster. Das Geschirr ist gemacht.
Meine Jugend kotzt mich an und lacht.

Ich sagte, die Knospe muss am Blatt vergehen.
Am schlechten Boden ist kein Grass zum Mähen.
Und seht, fürs einen sich von der Palme Wedeln
Sind Au und Weide ein Beispiel, naturgegeben.
Ich sitze am Fenster, umschlungen die Knie.
Mein eigener Schatten gesellt sich zu mir.

Mein Lied war ohne Motiv und Melodie bar,
Für den Chor ungeeignet. Nicht wunderbar
Ist es dann, dass für solche Worte
Keine spreizt vor mir ihre Pforte.
Ich sitze im Dunklen; dem Schnellzug gleich
Schlägt das Meer das Ufer, tief und seicht.

Untertan zweiter Sorte der zweitklassigen Zeit,
Füg' ich stolz und mit trotziger Heiterkeit
Meine besten Gedanken dem zweitbesten Lot.
Sei's vermacht für und wider die Atemnot.
Ich sitze im Dunklen, und weit und breit
Ist drinnen wie draußen: die Dunkelheit.

Пара слов про Вито Танзи
animal spirits
mef_ibn_stofel
Пара слов про Vito Tanzi, Government versus Markets: The Changing Economic Role of the State



с цитатамиCollapse )

Интервью: Hyun Song Shin
animal spirits
mef_ibn_stofel


„Я не новый Милтон Фридман”: Hyun Song Shin

„Центральный банк отвечает за финансовую стабильность“
дальшеCollapse )

Член правления ЕЦБ Лоренцо Бини Смаги
animal spirits
mef_ibn_stofel
"Мы не создаём никакой инфляции"

Лоренцо Бини Смаги, 55, отпрыск старинного тосканского рода. После изучения экономики в Лёвене и Лос-Анджелесе написал докторскую работу в университете Чикаго. Начал карьеру в Банке Италии и перешёл в ЕЦБ в 2005 году, где в качестве члена правления отвечает за международные отношения. Контракт Бини Смаги должен был бы закончится в 2013 году, но Франция не потерпела бы ещё одного итальянца помимо Марио Драги. Поэтому Бини Смаги освобождает своё место для француза Benoît Coeuré и в январе уходит в Гарвард. Однако поговаривают, что он может войти в новое итальянское правительство.  Читаем дальше...Collapse )

(no subject)
animal spirits
mef_ibn_stofel